крест
Московский Патриархат.
Ярославская епархия.
Переславский муниципальный округ.
Приход Смоленской церкви села Ям
Приход Москва-Ям Банковские реквизиты для пожертвований
на восстановление Смоленской церкви села Ям


Миша-Самуил. Жизнеописание местночтимого угодника Божия

23 февраля 1903 года в Троицкой слободке, что близ города Переславль- Залесского, скончался известный жителям г. Переславля подвижник- юродивый Миша-Самуил. Он был сыном крестьянина подгорного села Ям, находящегося в двух верстах от города Переславля. Полное имя, отчество и фамилия его - Михаил Васильевич Лазарев. Народ называл его просто Миша-Самуил. Имя Самуил ему добавлено народом, как бы своего рода монашествующему лицу, и присвоено ему со времени смерти уважаемого иеромонаха Никольского монастыря (в то время мужского) - Самуила.

Миша был высокого роста с кудрявыми волосами и белой бородой. Лицо его отличалось подвижностью, темно-серые глаза его иногда озарялись радостным блеском.

Зимой и летом он неизменно одевался в одну и ту же одежду. Под коротенькую курточку свою он надевал еще фартук, на руках он носил красные повязки, как бы поручи, в левой руке он всегда носил - в подражание иеромонаху Самуилу - скуфеечку, на которую его почитатели клали денежную лепту, на ногах у него были опорки от сапог.

Незнатный по своему положению и званию, Миша-Самуил, своею подвижнической жизнью при видимом юродстве, приобрел особенное уважение среди жителей Переславля и его окрестностей.

С детства он принимает на себя это юродство, сверстники считают его глупым и даже безумным. На самом деле он не был ни глупым ни безумным, он казался таким, ибо всецело углубился в свой внутренний духовный мир, совершенствуясь постепенно вместе с возрастом.

И вот этот подвиг юродства еще в его детской жизни невольно заставлял всех обратить на него внимание, особенно, когда он, как казалось многим, символически и прикровенно стал предсказывать будущее.

Предсказания Миши-Самуила

Рассказывали, что будучи еще 8-летним отроком, он в своем селе и окрестностях предсказал мор на людях. Среди села он выкопал две могилки, нарвал еще не созревших яблок, наполнил ими могилки, засыпал их, поставил на них крестики. Когда же окружающие стали его за это бранить, он отвечал: «Не любо - поплачешь». Через неделю он стал лопатами возить землю на сельское кладбище, его опять стали бранить и даже бить, но он отвечал им опять: «Не любо - поплачешь». Вскоре в этом селе случился мор, унесший в могилу немало еще молодых жителей.

С этого времени Миша стал все чаще удаляться в город от своего дома и родителей. Вскоре и совсем ушел от родителей всецело предавая себя на волю Божью, не имея ни крова, ни пищи, ни теплой одежды. Добрые люди награждали его и пищей и одеждой и приютом.

Когда он ходил по городу, то люди, знающие и уважающие его, подходили к нему и спрашивали совета. Чаще всего к нему обращались за советом в несчастных жизненных обстоятельствах. Вот что рассказывал один известный купец г. Переславля-Залесского.

«Однажды были у меня в гостях приезжие из другого города. У них случилось несчастье - угнали лошадей. Гость с горя хотел покончить с собою, но я посоветовал ему обратиться к Мише. Мы еще не успели и заговорить с Мишей, как он коротко предупредил нас: «Поезжай-найдется». И действительно, в тот же вечер пропажа нашлась».

Говорили, что нередко, перед смертью кого-нибудь, Мишу часто видели плачущим у ворот того дома, где должен быть покойник. Вот несколько случаев.

1. Один священник города Переславля рассказал: «1892 года 28 мая в 2 часа ночи приходит Миша к воротам нашего дома и плачет. Не войдя в дом, он ушел, под утро снова приходит и просит показать ему покойника. Все были удивлены, так как из в эти минуты никто из посторонних не мог знать о смерти моего тестя - священника. Мы показали Мише покойника и просили, чтобы он за него помолился. Помолившись перед иконой, Миша вдруг со слезами оборачивается лицом к нашей спальне и снова молится. Все мы приняли это за нерадостное предуказание. Вскоре, после погребения тестя, заболевает моя жена и умирает.»

2. Попросившись переночевать в доме одного переславльского жителя, Миша лег на диван со словами: «Устал-отдохнуть надо», и положил руки на грудь. Полежав минуты две он, ничего не говоря, со слезами ушел. В то время в семействе все были здоровы. Через два дня неожиданно умерла жена.

3. У одной крестьянки Никитской слободы помер мальчик, о чем она сама даже еще не знала. В Переславле она встретила Мишу. Подойдя к ней, он попросил: «Дай копейку- помяну», и тут же заплакал. Подавая копейку она спросила: «Что ты, Миша, кого хочешь помянуть?» - «Пойди домой»- был ответ. Дома она, неожиданно для всех, нашла умершим своего восьмилетнего мальчика.

В той же Никитской слободе, 23 года назад, Миша, по словам крестьян предсказал пожар. Подойдя к новому дому, Миша сказал: «Хорош дом, но недолго в нем жить». Через неделю был пожар. Вот что по этому поводу рассказывал 80-летний заштатный священник Троицкой слободы отец В.: За три дня до этого пожара Миша пришел в Никитскую слободку, взял ведро и стал таскать из пруда воду и лить перед окнами одной стороны слободки. Через три дня сгорело 12 домов, как раз те, перед окнами которых Миша лил воду.

Местный помещик Т. рассказывал, как Миша предсказал его супруге падеж скота. Подойдя к ней в одном магазине, Миша вдруг заговорил: «Чума, чума, чума...» Неожиданное недоумение вскоре разрешилось. Чума действительно уничтожила тогда половину стада, принадлежавшего г-ну Т. Миша любил иногда просить белую рубаху, что считалось, обыкновенно, признаком предстоящей кому-нибудь из близких родных смерти. Однажды он пришел в дом переславльского жителя г. Я и потребовал белую рубаху, и вскоре телеграмма известила его семейство о смерти ближайшего родственника.

Все деньги, которые Мише жертвовали его почитатели, он приносил в дар Богу с молитвой за добрых даятелей или же раздавал таким же нищим, каким был сам. Большей частью он оставлял деньги в кружке у церкви св. князя Андрея, в часовне прп. Даниила, в соборной кружке в Сергиевской, в Троице- Слободской и в Никитской часовне, что у студеного потока в овраге, находящейся на северо-западе от Никитского монастыря.

В последней часовне, Миша, когда был помоложе, часто молился по ночам. Молясь в храмах, Миша любил собирать по церкви деньги вместе с церковным старостой. Особенностью его сбора было то, что он подаваемые деньги сначала зажимал в руке, а потом с молитвою, видимо за жертвователей, клал в кружку. Где бы ни собирал, везде доход в церкви был хороший.

Миша был человек кроткий и богобоязненный, за что Бог и посылал ему много благодетелей - его почитателей. Купец, извозчик, мирный гражданин никто не гнушался им. Наоборот, считали за счастье, если, например, у торговца он потребует что-нибудь съестного; извозчик радуется, если Миша попросит довезти его; а обыватель рад, если Миша посетит его дом, почитая его его визит залогом семейного благополучия.

Болезнь и кончина чтимого юродивого

В феврале 1907 года Миша заболевает. 12 числа по его просьбе, его отвезли в Троицкую слободку в дом крестьянина Симеона Вуколова. Весть о его болезни быстро распространилась по городу, тем более, что раньше он никогда не болел., несмотря на то, что и зимой, и летом он ходил в легкой летней одежде и на босу ногу.

Каждый день из города и его окрестностей стали стекаться в убогий дом Вуколова почитатели Миши, чтобы получить от него предсмертное благословение, услышать от него слово утешения или, наконец, напоследок хоть чем-нибудь послужить ему. Много за разболевшимся Мишей ухаживали монахини из Никольского женского монастыря. Они почти ежедневно сменялись у его постели, а две из них не отходили от его предсмертного ложа.

С каждым днем Мише становилось все хуже и хуже.

18 февраля священником местного прихода о. Петром Покровским над ним было совершено таинство елеосвящения. Народа собралась масса. Слезная молитва неслась к Богу с прошением о здравии болящего Михаила.

В тот же день Миша был исповедан и приобщен Святых Христовых Тайн. После соборования здоровье его на время как-будто бы улучшилось, но через два дня ему опять стало хуже. 23 февраля он еще раз был напутствован Святыми Тайнами, а в 3 часа пополудни Миша тиха скончался.

С минуты смерти народ толпами стал стекаться в слободку - отдать последний долг усопшему своему любимцу. И не столько бедных крестьян, сколько богатых жителей г. Переславля пребывало у смертного одра почившего, так что лошади почти непрестанно подвозили переславцев к дому Вуколова. Непрерывно служились панихиды. Некоторые благодетели и почитатели усопшего нищего юродивого приготовили все необходимое для погребения: гроб, обитый дорогим манчестером фиолетового цвета, богатый покров, свечи, ладан и другие принадлежности.

День погребения был назначен в мясопустное воскресение 25 февраля. С раннего утра народ стал стекаться в Троицкую слободку в громадном количестве. На вынос тела кроме местного причта приехали священник села Агренева Николай Смирнов и Златоустовской г. Переславля церкви В. Соколов. Пел хор монахинь женского Никольского монастыря. Панихиды служились буквально без перерыва. Несшие гроб покойного часто менялись. Многие считали за счастье хоть несколько шагов пронести гроб или по крайней мере хотя бы прикоснуться к нему. С полпути до храма гроб был несен на головах. Когда медленное шествие поравнялось с домом заштатного священника о. Василия, то и сей 80-летний согбенный старец, опершись на свой деревянный посох, добрел до гроба столь чтимого народом Миши, и облачившись, отслужил по усопшему заупокойную литию.

Путь от Переславля до Троицкой слободки на протяжении двух верст был почти сплошь занят народом и пешими, и на лошадях. В 10 часов началась литургия, которую (чтобы дать возможность большей части публики помолиться у гроба новопреставленного) пришлось служить в Троицком холодном храме. Кроме вышеупомянутых духовных лиц в служении литургии пожелал принять участие дьякон Духовской г. Переславля церкви В. Покровский. На правом клиросе умилительно-благоговейно пел хор монахинь Никольского монастыря, а на левом -любители пения. За литургией местным священником о. П. Покровским было сказано поучение. Перед отпеванием священник села Агренева Николай Смирнов обратился с речью (приводится ниже).

Отпевание окончилось уже в первом часу пополудни, после чего в течении часа народ давал усопшему последнее целование.

Тело усопшего погребено по правую строну Троицкого алтаря во исполнение завещания покойного. Благоговение к почившему сему юродивому мужу после его смерти растет все более и более. На его могиле постоянно почитателями его служатся панихиды.

Переславского уезда, Владимирской губернии села Агренева
священник Н. Смирнов


Православный календарь